(no subject)

"Считающие, что вирус не может передаваться через причастие, исходят из того, что Тело Христово—это абсолютное добро, а вирус—это зараза, то есть зло. А добро не может передавать зло.
Однако вирус—это зараза только для нас, да и то не для всех, потому что большинство из нас его перенесет, даже не заметив этого. А так вирус—это часть творения Божия. Как физическая реальность, вирус—благ, как и все что сотворено в этом мире. Мы считаем наводнения, вулканы, тайфуны злом, но они — естественная часть природного процесса, и потому не являются онтологическим злом. Также змеи и пауки, которые нас кусают, смертоносны для нас, но по своей природе они благи".
Архимандрит Кирилл Говорун.

«Когда я говорил даже о душеполезном, я часто раскаивался, а в том, что молчал, – никогда».
Прп. Иоанн Лествичник.

Феномен Вертера и пандемия страха

Источник
...Если ни «социальные условия», ни теория «тяжелой утраты» не объясняют эту ставящую в тупик совокупность фактов, то как же можно ее объяснить? В Калифорнийском университете в Сан-Диего работает социолог, который думает, что нашел ответ. Его имя Дэвид Филлипс, и он ссылается на так называемый феномен Вертера.Collapse )

(no subject)

- Теперь можно спокойно в храм не ходить.
- А ты раньше ходил?
- Не ходил, но как-то неспокойно.

В чем христианская вера

Оригинал взят у ortheos в В чем христианская вера

...В чем состоит христианская вера?
В том, что даже самая прямая угроза не только болезни, но и самой прямой смерти не будет препятствием для того, чтоб человек пришел в храм к Богу.

20000 мучеников Никомидийских сбегались в храм, обреченный на сожжение, вовсе не в убеждении, что чудом храм не сгорит.
А именно для того, чтобы сгореть.
Да , были и чудеса - как при св.Зиноне Веронском - но это были чудеса данные людям, которые искали в храме не спасения от наводнения, а людям, которые ради Бога наплевали на наводнение. Которые пришли в храм умереть.

Вера не в том, чтобы судорожно протирать спиртом пластмассовый стаканчик или наоборот, зажмурившись бормотать "Господи пронеси, Господи пронеси".

А в том, что ты пришел к Тому, Кто тебе нужен - и плевать, что тебе за это будет.
А будет ли чудо или священная защита - это уже только Его дело.
Святые три отрока пошли в печь не потому, что изо всех сил надеялись , что с ними ничего не случилось.
А чтобы не отказаться от Него.

Они говорили "Бог силен избавить нас, но если не захочет - знай, что богам твоим мы не кланяемся"

Мы не за чудом приходим, мы к Автору чудес.

Блин, да в даже к маме нормальные люди в гости приходят не затем, чтобы борща поесть, а чтобы к МАМЕ прийти.

В тысячу раз лучше сдохнуть одновременно от холеры, коронавируса , сибирской язвы и чумы из-за того, что ты пошел на службу Божию или еще больше - на Причастие, чем остаться в живых потому что ты спрятался под кровать и просидел всю эпидемию дома.

На кой черт тебе такая жизнь?
Зачем тебе праздник, если его просидеть под кроватью?

Восхождение



«И сказал Иисус: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы.
Услышав это, некоторые из фарисеев, бывших с Ним, сказали Ему: неужели и мы слепы?
Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас». (Ин.9:39-41).

Нечасто в наше время можно увидеть серьёзный фильм, который заставляет задуматься о высших ценностях в жизни человека. В картине «Сквозь чёрное стекло» Лопушанский показал противостояние двух миров, противостояние добра и зла. Извечные русские вопросы о вечном не дают покоя кинематографистам даже в наш век, век поклонения золотому тельцу.
Насте, слепой девушке из интерната при монастыре, оплачивает операцию в Германии богатый человек. За это она должна стать его женой. Сомнения измучили девушку. Подарок от Бога таким способом или соблазн от лукавого? Брак освящается Церковью, да и у апостола Павла написано: «Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа?» Или права настоятельница монастыря, и путь Насти в монашестве по примеру блаженной Матроны Московской? Желание увидеть Божий свет своими глазами побеждает.

Операция проходит благополучно, яркий, роскошный мир с его красотами окружает Настю. Одновременно в лице своего будущего мужа она видит страшный, циничный, жестокий мир. Михаил Островой успешный на своём «острове» человек. У него есть всё, а чего и нет, то можно купить. Другой жизни, другой правды он не знает. Всё же Михаил понимает, что у него нет чего-то главного. Но потребность этого чего-то есть, ибо всякая душа христианка. Посему Островой и купил домашнего ангела, чтобы избавиться от неизвестности. Доказать самому себе, что тот, другой мир — поповские сказки. На приёме в Кремле Островой недвусмысленно проговорил: «Эта девочка не с вашего шарика». Значит, не теряет надежды, что с появлением в его жизни Насти что-то изменится.

Схлестнулись два мира. На одной стороне умный, властный и опытный олигарх. На другой – хрупкая, неискушённая, зависимая от него девочка. Островой приглашает Настю в свой мир на правах царицы. Соблазн очень велик. «... все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». (Мф. 4:9). Кто победит?

Вскоре Настя понимает, что такого человека уже не спасти, если веры нет. Но что невозможно человеку, возможно Богу. Она ходит в церковь и молится у иконы Божьей Матери «Взыскание погибших». Ибо, пока человек жив, в данном случае Островой, ещё не всё потеряно. Священник благословляет девушку евангельскими словами: «И кто принудит тебя идти с ним поприще, иди с ним два». (Мф.5:41).
Какое второе поприще предстоит пройти Насте? Чем ещё можно помочь человеку, у которого больна душа?
Островой понимает, что Настя не соблазнилась роскошной жизнью и форсирует события. Разрешает ей съездить в родной город проведать подруг, посмотреть на прежнее существование. Может тогда она поймёт, от чего нос воротит. Настя влюбляется в юношу поэта, это приводит к трагическим последствиям. Островой уверен, что Настя ему изменила. Теперь он убеждён, что другого мира кроме того поганого местечка, где все служат мамоне, нет. Как теперь жить, раньше хоть надежда была. В подавленном состоянии он откровенничает с официантом, читает последние строки из стихотворения Блока:
Он к неизведанным безднам
Гонит людей, как стада…
Посохом гонит железным…
— Боже! Бежим от Суда!
В это время Настя уже сделала свой выбор, – свободу от власти греха. Островой выгоняет слепую девушку обратно в церковный интернат. Калека ему не нужна, но о чём теперь думает этот человек? Теперь перед его глазами будет стоять образ Насти, образ ангела, молча задающий вечные вопросы.

Первых христиан римские языческие власти отдавали на растерзание зверям при одобрительных криках толпы. А потом многие из них у себя дома задумывались: «Почему я боюсь смерти, а они нет?» И впоследствии становились христианами.
Как закончит свою жизнь Островой? В предсмертных проклятьях или с покаянием, мы не знаем. Но будущее Насти показано явно. Пророчество старицы Пелагеи начинает сбываться. Анастасия – греческое имя, в переводе означает «возвращённая к жизни», «возрождённая». Настя возрождается после пережитых искушений и берёт на себя трудный подвиг молитвы. Молитвы за себя, за поэта, в смерти которого она косвенно виновата. За Михаила, своего несостоявшегося мужа.
Святая покровительница девушки великомученица Анастасия Узорешительница заботилась о заключённых в темницах христианах, оказывала им милосердие. Насте предстоит вымаливать заблудшие души, находящиеся в духовной темнице этого грешного мира.
Конечно, России нужны и ракеты, которыми занимается Островой. Нужна и культура, она схематично представлена в образе поэта. Но без Бога они будут уничтожены, что не раз было в истории страны. Ибо спасает только вера.

Лопушанский показывает идею фильма открытым текстом, нарочито в лоб. И не один раз. Возможно, сегодня это оправдано. Это советский зритель привык расшифровывать, искать аналогии, размышлять. В этой картине всё слишком ясно. Первые минуты фильма – идёт дождь за чёрным стеклом, девушка в тепле и привычной для себя обстановке. Последние две минуты фильма Настя под дождём идёт на молитву. По чавкающей грязи этого падшего мира с его частными самолётами, роскошными виллами, коррупцией, цинизмом и ложью. Девушка становится на колени пред иконой «Аз есмь с вами, и никтоже на вы». Младенец на руках у Божией Матери раскинул руки в призыве: «Придите ко Мне все труждающие и обременённые, и Я успокою вас».(Мф.11:28).
Святой праведный Иоанн Кронштадский назвал эту икону спасительницей России. Перед ней преподобный Серафим Вырицкий молился Божьей Матери тысячу дней о спасении Руси. Теперь перед ней молится Настя, за кадром хор поёт молитву «Царице моя преблагая». Под дождём, стоя на коленях в грязи, девушка из церковного хора начинает восхождение к святости.
Возможно, в будущем Лопушанский покажет возвращение к Богу уже разбойника, коим в фильме показан олигарх Михаил Островой.

В образе Насти усматривается Россия, прошедшая всевозможные испытания, но неизменно возвращающаяся к Богу. Мир сходит с ума, и только Россия, хоть и обуреваемая духом века сего, способна пройти второе поприще, способна сохранить человеку его душу. В русском народе жива идея искания правды Божией.
«Есть такая страна Бог, Россия граничит с ней». (Р.М.Рильке).

Анастасия Цветаева. Воспоминания.

Источник
...А через час к нам громко застучали, и вошел Борис. Какой-то неузнаваемый. Одет был жидко, лицо странное. Он шагнул и протянул мне пакетик, мягкий, в бумаге и марле: «Тут сахар…» И глухим голосам: «У меня сорок градусов». Не веря, надеясь, что он шутит, я подняла руку к его лбу: лоб был холодный. От сердца отлегло, но Борис сказал беспощадно: «Сорок градусов, может больше. Я больной, все двадцать пять верст ехал снаружи мальпоста, не осталось места внутри».

Больше я ничего тогда не узнала, тайно надеясь, что -преувеличение. Его гиперболы – его стиль, ты знаешь. Мария Ивановна уже раздевала его, ужасалась, хлопотала вокруг него. Я пошла греть еду. Не хотел есть. От Маруси узнала: да, сорок градусов с чем-то, отказался ехать в больницу. Думали, воспаление легких. И наш врач (Кайзер, московский) тоже лечил от него. Сыпь высыпала накануне смерти! И воспаление, и тиф. Он умер через шесть дней: сердце не вынесло жара. До кризиса. Те слова мне: «сорок» – и тот сахар было последнее. С ним была Маруся. В свою комнату она входила только кормить Ирину. Бориса устроили на широком самодельном диване. На диванных подушках. Потом их сожгли во дворе.

– Он без сознания умер?

– Вот в том-то и дело, что, должно быть, – в сознании… Врач говорил: «Не слушайте, не обращайте внимания. Он без сознания». – «Вы так думаете?» – отвечал Борис.

На вопрос Маруси доктор Кайзер говорил: «Это тоже из подсознания… С такой температурой больной не сохраняет сознания…» – «Как вы больны, доктор!» – говорил Борис.

Кайзер был на работе, я бежала к другому. Доктор Карга отказался идти, побоялся заразы. Другой, моложе, пришел, сделал укол морфия. Борис стих. Потом он попросил священника. Кайзер не говорил про смерть, лечил, надеялся. Борис утверждал, что умрет.

«Я буду лежать высоко. На горе. Мне снилось? Я умру. Оставив сына и дочь».

Он бился головой о стенку – такая дикая головная боль. Предсказание исполнилось. Священник отец Иоанн побоялся идти к сыпнотифозному и сказал, что на соборном кладбище нет места. А другое – на горе было. Пришел отец Федор: исповедал и причастил. И после этого Борис стал совсем тихим и все складывал пальцы крестом. И он еще говорил, до болезни еще, играя с Ириной (ей было четыре месяца): «Когда же вам будет пятнадцать лет, чтоб я мог целовать вам церемонно ручку?! Как он Андрюшу любил…

...

– Маруся, я все слушаю – и не верю, что Бориса – нет… -сказала Марина. – О всех мытарствах ваших после Бориса слушаю, а сквозь ваш рассказ – чувство: Борис жив! Вот откроется дверь – и войдет. Я бы совсем не удивилась… Мне кажется, я никогда не поверю в его смерть!

– Ася, – сказала Мария Ивановна, – знаешь, отец Иоанн умер от сыпного тифа! Удивительно: и врач, побоявшийся заразиться, и священник – умерли от той же болезни, которой испугались в больном! В Старом Крыму только они умерли после Бориса…

– Поразительно, – сказала Марина.

Помолчали.

Грибная метафизика

Грибы, как и некоторые наши знакомые, занимают промежуточное положение между растениями и животными. Ученые до сих пор не решили, есть ли у них душа. Но каждый, кто находил в лесу боровик, в этом абсолютно уверен. У белых — коренастая, положительная душа, у лисичек — кокетливая и суетливая, у сморчков — сморщенная, у рыжиков — славянофильская (рыжиком, наверное, родился в прошлой своей жизни Владимир Солоухин). Без души живут только шампиньоны, потому что их выращивают на грядке".

До революции в России на каждого человека приходилось 50 килограммов грибов в год. Теперь на московском базаре один гриб стоит один рубль. Этим и объясняется духовное оскудение нашей родины.
"Русская кухня в изгнании"

«Черные тетради 1939–1941» Хайдеггера. Большевизм, нацизм, американизм

Источник
...Оставаясь духовно чистенькими вдалеке от грязи политики, вы политике проиграли. Для подлинной победы потребно понимание, почему политика такова, и только из этого сущностного понимания, возможно, получится переизобретение политики.

...Глупость считать, что преодоление коммунизма будет возвращением прежних буржуазных порядков. В силу того, что все виды политики есть лишь разные способы махинации, разные способы приведения сущего к опустошению, то верно утверждать, что (166) русский коммунизм есть только первый набросок большевизма. Антибольшевизм есть развитие большевизма; выстрел в затылок — поверхностный признак террора; террор настоящий — это незаметные и неосязаемые вещи, устраивающие постоянную возможность абсолютной угрозы всему и каждому, висящую над сущим. То есть русский коммунизм есть первый шаг господства сущего, нацизм — его развитие, либеральные демократии — абсолютный террор.Collapse )